20_selena

Categories:

Наропа. Неустрашимый ученик. (1016-1100 гг.)

Как войско Владыки Вселенной 

Завоюет все острова и континенты, 

Так и йогин, познавший вкус Сахаджи, Изначальное, 

Одолеет Сансару, и воцарится Чистое Блаженство. 

Наропа родился в Паталипутре, в семье смешанной касты. 

Отец торговал спиртными напитками, но когда пришло время сыну последовать по его стопам, Наропа отказался и стал собирателем дров. 

Но и в дремучих лесах его пытливая душа не находила покоя. 

Однажды он услышал рассказ о великом мудреце Тилопе. 

Наропа тут же решил, что Тилопа будет его Гуру, и намерился во что бы то ни стало найти его. 

Он обменял у охотника вязанку дров на шкуру оленя, которую носили все йогины, и направился в Вишну нагар на поиски своего Мастера. 

По прибытии в город Наропу постигло разочарование: великий мудрец незадолго до этого покинул те места, и никто не знал, куда он направился. 

Наропа, однако, не пал духом и продолжил свой путь. 

Два года бродил он по Индии, следуя любым слухам, которые могли привести его к Тилопе. 

Как-то раз увидел он вдали, на дороге, силуэт, едва угадываемый через за весу густой пыли, повисшей в воздухе. 

Внезапно сердце его чуть не выпрыгнуло из груди, к горлу подступил комок, а ноги сами собой понеслись по направлению к этой нечеткой фигуре. 

И чем ближе подходил Наропа, тем меньше оставалось у него сомнений. 

И вот, когда сквозь дымку можно было различить очертания лица путника, Наропа был полностью уверен в том, что нашел наконец своего Гуру. 

Бросившись навстречу Мастеру, он совершил перед ним простирания на пыльной дороге и стал, пританцовывая от радости, обходить его кругами, называя Тилопу своим Гуру и интересуясь его здоровьем. 

А Тилопа все это время неподвижно стоял посреди дороги. 

Смерив Наропу гневным взглядом, он закричал: «Прекрати немедленно эту ерунду! Никакой я тебе не Гуру, и ты мне не ученик. Я никогда не видел тебя раньше и надеюсь и впредь больше не встречать!» 

С этими словами он отсыпал Наропе пару увесистых ударов своим крепким посохом и приказал тому убираться с его дороги. 

Однако Наропу такое обращение нисколько не удивило и не обескуражило. Теперь, когда после стольких лет скитаний он наконец нашел своего Мастера, пара оплеух определенно не сломит его решимости. 

Наропа попросту отправился в бли- жайший город просить еды для обоих. 

Когда Наропа вернулся, Мастер даже не удосужился поприветствовать его, но с удовольствием съел почти все, что тому удалось раздобыть. 

Затем он еще раз поколотил Наропу. 

Не сказав ни слова, Наропа довольствовался оставшимися объедками и снова принялся обходить Гуру кругами, выражая ему свое почтение. 

Двенадцать долгих лет оставался он рядом с Тилопой, прислуживая ему и добывая пропитание. 

Ни разу не удостоился Наропа доброго слова. 

Ни разу не признал Тилопа его своим учеником. 

И ни разу вера Наропы не дрогнула. 

По окончании двенадцатого года случилось им оказаться в одной деревне, где праздновали свадьбу дочери богача. 

Щедрый хозяин потчевал гостей восьмидесятью четырьмя видами карри. 

Одно из яств было совершенно особенным — на столько редким и изысканным, что казалось, будто обедаешь с богами. 

Перепало и Наропе: вернувшись к Тилопе, он принес всевозможные угощения, среди которых было и немного того особенного блюда. 

И тут произошло нечто невероятное: за все эти годы, что Наропа провел рядом с Гуру, Тилопа впервые улыбнулся ему. 

Съев все до последнего кусочка, Тилопа облизал пальцы и обратился к Наропе: «Где ты это раздобыл, сын мой? 

Будь добр, принеси-ка мне еще». «Сын мой! Он назвал меня своим сыном! — безмолвно ликовал Наропа вне себя от счастья, как Бодхисаттва на первом уровне постижения. — Двенадцать лет я сидел у ног Гуру, и ни разу не назвал он меня по имени. А теперь Гуру обратился ко мне — сын мой». 

Окрыленный, вернулся Наропа па свадебное пиршество, чтобы добыть еще немного восхитительного яства для своего Мастера. 

А меж тем аппетит Тилопы был настолько отменен, что снова и снова продолжал он отправлять Наропу за новой порцией полюбившегося лакомства. 

К великому облегчению Наропы, каждый раз ему давали все больше этого удивительного карри. 

Однако на пятый раз Наропе стыдно уже было показаться с той же самой просьбой, и он решил выкрасть целый горшок с чудесным блюдом. 

Выждав подходящий момент, он затесался в толпу гостей и незаметно пробрался поближе к заветному горшку. 

Когда же внимание гостей и слуг было полностью приковано к одной из церемоний, Наропа, позабыв о всяких приличиях, умыкнул горшок с едой и, спрятав его под одеждами, бросился со всех ног наутек. 

Наропа удостоился одобрения Мастера за то, что отважился на такой унизительный для себя поступок. 

Затем Тилопа принялся хвалить Наропу за все эти годы, в которые тот ни разу не отказался от своего упорства. 

Называя его своим «усердным сыном», Тилопа дал Наропе посвящение и благословение Баджраварахи, а также наставления по медитации. 

Спустя шесть месяцев обрел Наропа сиддхи Махамудры. 

Из его тела стал излучаться свет такой мощный, что его можно было видеть на расстоянии месяца пути. 

Слава о Наропе, подобно огню, быстро разнеслась по миру, и преданные ученики стали стекаться к нему со всех четырех сторон света. 

Долгие годы он был неустанно предан своим бесчисленным ученикам, а в конце в своем теле вознесся в Чистую страну Дакинь.

http://abhidharma.ru/A/Raznoe/India/0009.pdf

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic